Taste1
Школьные истории
Автор: Taste
Основные персонажи: Харви Реджинальд Спектер, Майкл Джеймс Росс (Майк), Луис Марлоу Литт, Рейчел Элизабет Зейн, Донна Роберта Полсен, Дженни Гриффит, Тревор Эванс, Дана Скотт (Скотти)
Пейринг или персонажи: Марви
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Романтика, Флафф, AU, Учебные заведения
Предупреждения: Underage, Нехронологическое повествование
Размер: Драббл, 16 страниц
Кол-во частей: 8
Статус: закончен
Описание: Сборник драбблов по школьному-AU! Харви Спектер - капитан бейсбольной команды, председатель олимпиадного кружка и президент школы. Он привык все знать лучше всех и ничему не удивлялся. Пока Майк Росс не ввалился к нему на собеседование с портфелем травы и под чужим именем.
Посвящение: Всем моим читателям.:)
Примечания автора: Меня на них клинит. Конкретно накрыло. Сборник состоит из разных временных отрезков. И вряд ли вы найдете удовлетворительным хронологию повествования, ибо она отсутствует полностью. Х) В начале фика Харви студент третьего, то есть предвыпускного класса старшей школы, а Майк только туда перешел.
На фикбуке

Первая встреча или Харви Спектер не любит сюрпризы

Когда Харви Спектер встречает Майка Росса, происходит сразу три странные вещи:

1) Харви не знает, что сказать;

2) Харви чувствует, что он не самый умный человек в помещении;

3) Харви не может с ходу разгадать человека.

И каждая из этих трех вещей раздражает его и ставит в тупик, в частности, своей новизной. Пожалуй, Харви не был так поражен с четырех лет, когда обнаружил, что под костюмом Санты находится не сам Санта, а его отец. И не то, чтобы ему нравится это чувство. Чтобы внести ясность, рассмотрим инцидент подробнее.

Харви проводит набор в олимпиадный кружок. Не то, чтобы ему это было нужно, но директор сказал, что клубу требуется приток свежей крови, и Харви, как его председатель, должен проследить за отбором. Милая незаменимая Донна, его правая рука, его неизменный помощник, его вице, его спасение, его лучший друг, в общем, Донна, расклеила, ладно, поручила кому-то расклеить объявления о наборе в кружок и сформировала предварительный список кандидатов из тех, кто подал заявку.

У олимпиадного клуба есть своя аудитория, где собственно и размещается Харви. На выходе сидит Донна и по очереди запускает претендентов. Они с Харви договорились о том, что она будет как-то тестировать их на входе и подаст ему знак, если придет кто-то стоящий. За два первых часа она никого не одобряет. Харви, в общем-то, и не удивлен. Ведь в их элитной до безобразия школе учатся или дети состоятельных людей или до безумия занудные заучки. Первые, как правило, не отличаются умом, а вторые - смекалкой. А в олимпиадном кружке, естественно, важно и то, и другое. Харви безумно скучно. Но тут Донна, наконец, подмигивает ему, услышав что-то типа: "Мне все равно, пропустите вы меня или нет. Я просто пытаюсь сбежать от копов".

Харви успевает только посмотреть на худого голубоглазого парнишку в большом не по размеру костюме, услышать: "Здравствуйте, Рик Соркин", представиться в ответ и предложить сесть, когда тот роняет дипломат, и все его содержимое, включая пакетики с травкой, падает на землю. До этого Харви видел столько наркотиков только в фильмах, и на минуту он теряет дар речи. За это время парнишка собирает разбросанную по полу шмаль и садится на приготовленный для кандидатов стул.

Затем он рассказывает о своем друге Треворе и своей бабушке, которая попала в больницу. Оказывается, что парня зовут Майк Росс, а не Рик Соркин. Он сирота и теперь, когда бабушка попала в больницу, некому платить за ее лечение и их квартиру. Харви узнает о том, что Майк ради двух тысяч долларов согласился помочь Тревору. Тот дал ему марихуану и велел пойти в эту школу, где его должен был ждать перекупщик. Но вместо него Майк наткнулся на копов и, убегая от них, случайно попал на собеседование.

- Как ты узнал, что это были копы?

- В начальной школе я читал роман. Тут было то же самое, - пожимает плечами парень.

- Ты читал роман. В начальной школе, - скептически произносит Харви.

- А что? Я люблю читать.

- Зачем ты спросил, который час?

- Сбил с толку. Какой наркоторговец спросит у копа про время, когда у него кейс с марихуаной?

- Я бы тебя принял в сборную и дал бы две тысячи долларов из нашего фонда в качестве поощрения...

- Я согласен.

- К сожалению, мы берем только учеников этой школы.

- А если я скажу, что усваиваю знания, как никто другой, и с легкостью сдам все вступительные экзамены?

- Я отвечу, что ты врешь.

- Это основы математического анализа Фихтенгольца, так? - спрашивает Майк, указывая на книгу, лежащую перед Харви. - Открой и прочти что-нибудь. Что-угодно.

- Если функция F(x, y) имеет непрерывные производные второго порядка, то выражение, стоящее в формуле "f' от x равно y' по x равно пределу дельта y, деленного на дельта x, при x, стремящемся к нулю, равно минус F'(x, y) по x, деленному на F'(x, y) по y" справа, может быть продифференцировано по x, следовательно...

- Следовательно, существует и производная от y' по x, то есть вторая производная y'' по x от неявной функции y.

- Откуда ты знаешь?

- Я читал это, когда готовился к экзаменам.

- Ладно, умник. Садись за компьютер и выбери любую тему. Я покажу тебе, что умеют ученики этой школы.

- Что такое теорема Брауэра?

- Теорема Брауэра о неподвижной точке гласит, что если деформированную копию положить на оригинал, то всегда найдется хотя бы одна точка на копии, которая будет находиться ровно над этой же самой точкой изображения на оригинале.

- Другими словами, любое непрерывное отображение замкнутого шара в себя в конечномерном евклидовом пространстве имеет неподвижную точку.

- Впечатляет, но ты сидишь за компьютером.

- Раскладываю пасьянс,- Майк и вправду демонстрирует пасьянс. - Если хочешь победить меня, выбери другой способ.

- Откуда ты это знаешь?

- Я же сказал, что люблю читать. А все, что я читаю, я понимаю. А то, что я понимаю, я уже никогда не забуду.

- Я бы принял тебя и договорился с директором об экспресс-поступлении и стипендии.

- Отлично, - широко улыбается парень.

- А если я приму другое решение?

- Я пой­му, мне то­же иног­да нра­вит­ся об­щать­ся с те­ми, кто не бле­щет умом. Ска­жем так, для срав­не­ния.

- Воп­рос ре­шен. Донна, на сегодня хватит. Мне нужно сходить к директору.

Харви еще раз пожимает Майку руку и идет к директору. Пожалуй, Майк теперь самый интересный из всех его знакомых. А Харви Спектер всегда удовлетворяет свои желания, особенно, если речь идет о любопытстве. Так что он уговаривает директора сделать для Майка отдельные вступительные экзамены. Тот соглашается только при условии немедленного как минимум девяностопроцентного прохождения тестов. Майк заканчивает тесты по всем предметам за три часа и добивается результата в девяносто девять процентов. На следующий день он уже представляется новому классу, а Харви получает персональную головную боль.

Примечание к части: Я тут поняла, что люблю маленькие фандомы. Конечно, в них не будет столько фидбека, как в нежно любимом Шерлоке или Ганнибале или Стар Треке или так далее по списку. Но в них встречаешь столько любви и свободы, что аж страшно. Конечно, хотелось бы больше отзывов к своим работам или больше чужих работ, но разве не чудесно, когда ты не зажат в рамках ожиданий? Разве не прекрасно писать просто для своего удовольствия? То чувство, когда творишь, что хочется, и нет этого ощущения пистолета у виска. Ладно, я что-то отвлеклась. В общем, спасибо за то, что заглянули. Вам тут действительно рады. Вы попали на private party. Всем голых Харви и виски за мой счет. Кстати, что бы я там ни говорила, фидбек я люблю. ^_^


Роковые случайности или Майк Росс ненавидит проигрывать

Майк всегда знал, что рано или поздно дружба с Тревором доведет его до беды. Но он был его единственным другом и был рядом, когда Майк в этом больше всего нуждался. За это Росс был готов простить ему, если не все, то многое. Торговлю наркотиками, свидания с Дженни, которую Тревор до этого благополучно у него увел, постоянные неприятности со школьной администрацией и многое другое. Однако, подставу с полицией Майк прощать не собирался. Ведь у всего должен быть предел, даже у запаса терпения к лучшему другу. Его закончился сегодня.

Так что когда Харви Спектер предлагает ему шанс сбежать от проблем, возможность реализовать свой потенциал, Майк, не раздумывая, соглашается. И только потом, уже поступив в элитную школу для богатеньких мальчиков и девочек, сидя у себя в квартире, Майк понимает, что дал маху. С чего он вообще взял, что это хорошая идея так внезапно менять свою жизнь? Как он вообще будет учиться в самой престижной, а значит дорогой школе Нью-Йорка со своим менее чем средним бюджетом? Тем более сейчас, когда бабушка сама нуждалась в заботе. Харви обещал стипендию и дал деньги на аренду и за счета в больницу. Но разумно ли доверяться человеку, которого видел первый раз в жизни?

Харви Спектер создавал впечатление заносчивого хлыща со своей самоуверенной и слегка снисходительной манерой общения. Пошитый явно по заказу костюм только усугублял положение. Кто вообще такое носит в школе? Неужели это что-то типа униформы в этом не в меру фешенебельном учреждении? И где, прости Господи, Майку такое взять? У него был один-единственный костюм, который он сегодня уже надевал и который и стал причиной снисходительного взгляда от Спектера.

Однако, в остальном Харви Спектер ему понравился. Он явно был человеком чести, и слова с делом у него не разнились. Было сразу видно, что он умен, состоятелен и что его ждет великое будущее. Оказалось, что помимо возглавления лучшего олимпиадного клуба страны, он был президентом школы и капитаном бейсбольной команды. Кроме всего прочего, он был красив и с годами обещал стать еще привлекательнее. Майк прямо сейчас мог представить, как спустя несколько лет Спектер будет штабелями укладывать моделей в свою постель.

В общем, Харви был практически воплощенным совершенством. И Майк изумился бы, что такой человек нашел в нем самом, если бы не было так очевидно, что Харви безумно скучно. Спектеру абсолютно, до чертиков тоскливо было жить своей идеальной жизнью. Не то, чтобы ему все слишком легко давалось. Нет, Майк видел, что Харви, скорее всего, трудится больше остальных и что ему правда небезразлично то, чем он занимался. Но это не значило, что этого было ему достаточно. Единственной вещью относительно Харви, в которой Майк был полностью уверен спустя день знакомства, было то, что тот обожал принимать вызовы.

За несколько следующих дней Майк полностью убедился в своем первичном заключении о личности Харви. Тот круто взялся за него в первый же день учебы в новой школе, аргументируя это тем, что он был принят сюда под его личную ответственность. Так, Майк оглянуться не успел, как оказался погребен под кучей бумажек, касающихся их школы. Харви поручил ему изучить все, что с ней связано. История, выпускники, финансовые отчеты, газетные вырезки и все остальное, мало-мальски касающееся данной темы. Не будь Майк Майком, он испугался бы такого объема работы. Но он был самим собой, так что просто засучил рукава и взялся за работу. К концу дня он знал об этой школе все, начиная от имен самых известных выпускников и заканчивая информацией о годовом расходе туалетной бумаги.

- Ты все еще здесь? - будто появившийся из ниоткуда Харви застает Майка, сидящего в пустой библиотеке, врасплох. - Все давно ушли. Почему ты еще здесь?

- Могу то же самое спросить у тебя, - отвечает Майк. - И это же ты дал мне задание изучить все материалы по школе.

- Но я же не имел ввиду то, что ты должен сделать это немедленно. Все равно ты не успеешь закончить за день. На то, чтобы разгрести этот хаос, тебе понадобится как минимум неделя.

- Эмм, вообще-то я почти закончил. Я справился бы еще час назад, если бы не ходил за пиццей.

- А ты уверен, что успел все? Я понимаю, конечно, что у тебя феноменальная память, но все же трудно поверить, что кто-то сумел бы обработать столько информации за такой короткий промежуток времени.

- Тем не менее, я закончил. Точнее, мне осталось только прочитать гимн школы и я закончу.

- Чтож, отлично. Я впечатлен твоими успехами. Значит, не зря я за тебя поручился. Кстати, вызвать тебе шофера? Ты на чем сюда добираешься?

- Эм, я езжу на велике.

- Ага. На велике. И где же ты живешь?

- В Бруклине.

- А это не слишком далеко? Ты уверен, что тебе не нужна комната в общежитии?

- Эмм, спасибо, но я уверен, что справлюсь. На самом деле, Бруклин находится не слишком далеко, да и езда на велике держит меня в тонусе.

- А твоя бабушка не против того, что ты ездишь так поздно? Все-таки уже начало девятого, а значит, попадешь ты домой не раньше половины десятого.

- Бабушка все еще в больнице. Я еще не сказал ей, что перешел в другую школу.

- А как же твои документы?

- Директор сказал, что документы можно принести в следующий понедельник. Я надеюсь, что к тому времени Грэмми вернется домой.

- Ладно, хорошо. Но я все-таки попрошу Рэя завезти тебя домой. И подумай-таки о переезде в общежитие школы. Добираться будет легче, а твоя стипендия все покрывает.

- Спасибо, Харви. Но интернат - это все-таки не мое.

- А кто говорит об интернате? - удивляется Харви. - Наши общежития заслуженно считаются самыми комфортабельными в Нью-Йорке. Я сам живу при школе, и домой езжу только на выходные, и то не на каждые. Каждому студенту полагается здесь комната. Первые два класса живут по двое, а предвыпускной и выпускной - по одному. Мужской и женский корпусы разделены, но соединены переходом через здание школы. Разве ты не прочитал об этом?

- Естественно, я прочел. Просто я все еще думаю, что могу ездить из дома.

- Все дело в твоей бабушке, не так ли? Ты уверен, что сможешь присматривать за ней, разрываясь между школой и домом? Ты не думал, что ей будет легче и спокойнее, если ты будешь в безопасности и под присмотром?

- Ладно, Харви. Я еще об этом подумаю. В любом случае, мне надо с ней поговорить. Может, она вообще запретит мне менять место учебы.

- Я так не думаю, но удачи в разговоре. Рэй стоит с машиной у ворот. Давай я тебя провожу к нему. Заодно поговорим об условиях твоей учебы здесь.

- Условиях?

- Как я уже говорил, тебя приняли сюда под мою ответственность. Так что, во-первых, ты будешь учиться на одни пятерки. Во-вторых, будешь помогать мне во всем, что касается олимпиадного кружка и школьного самоуправления. В-третьих, ты больше не будешь общаться с Тревором.

- С оценками и олимпиадами проблем у меня не будет. Но что насчет самоуправления и Тревора? Извини, конечно, но я, кажется, свободный человек и сам решаю, с кем мне общаться, а с кем - нет.

- Только не с ним. Этот человек, насколько я понял, не приносит тебе ничего хорошего. И извини теперь ты меня, но никаких наркотиков в своей школе я не потерплю.

- Ладно, звучит разумно. Но все еще остается вопрос о самоуправлении...

- Я - президент школы, и управляю жизнью студентов. Ты теперь мой помощник, можно сказать, мой падаван, и глядя на тебя, люди будут судить обо мне. Так что теперь ты - часть этой жизни и всех моих дел. Кстати об этом. У тебя что только один костюм? Ты не мог бы купить себе что-то поприличнее?

- Я занимаюсь этим вопросом, - ответил Майк, мысленно прикидывая, во сколько ему обойдется это, и решая, что лучше заберет в качестве компенсации несколько костюмов Тревора, когда занесет ему портфель и объявит о прекращении дружбы.

Да, вечер обещал быть трудным. Но Майк чувствовал себя таким довольным и счастливым, каким не был уже много лет. Ему выпал один шанс на миллион, и он ни за что его не упустит.

Примечание к части: Немного слишком заботливый и любопытный Харви. Но он все же пока еще юный, молодой. Годы еще не лишили его живости. Так что воть. Получите, распишитесь.:)


Разбуженный зверь или Луис встает на тропу войны

- Луис, что ты себе позволяешь? - в комнату клуба дебатов врывается Харви Спектер и начинает орать на его главу, к своему счастью оказавшегося в этот момент в одиночестве.

- Харви? - удивленно таращится на него Луис. - Ты в порядке? Что случилось?

- Ты еще спрашиваешь, все ли в порядке? - Харви подходит к парню вплотную и угрожающе нависает над ним. - Кто дал тебе право приставать к Майку Россу? Да я же тебя сейчас удавлю, сволочь ушастая.

- Во-первых, выбирай выражения, Спектер. Во-вторых, еще неизвестно, кто победит в драке, если она случится, - ощетинивается Литт. - И в-третьих, я не обязан отчитываться перед тобой за свои действия.

- Еще как обязан. Я - президент этой школы и глава олимпиадного кружка, членом которого являешься и ты. Так что хочешь или нет, но ты обязан обговаривать свои дела, касающиеся работы с учениками, со мной. Особенно, если дело касается Майка Росса.

- Вообще-то, это я в этой школе управляю деятельностью стипендиатов, а как ты, наверняка, знаешь, Майк Росс получил внушительную стипендию. И я даже знаю, кто к этому причастен. И раз уж ты был так глуп, что выбил для него эти деньги, будь добр...

- Ты сказал, что я был глуп? Серьезно, Луис? За столько времени учебы со мной ты до сих пор не усвоил, что я на это попросту неспособен? Ты хоть знаешь, что может Майк и сколько пользы он принесет этой школе? Ты хоть на секунду задумался, почему я устроил его сюда, несмотря на то, что официально набор закончился еще весной? Чем ты думал, когда начал ему угрожать и давить на него угрозой исключения? Ты правда на его глазах исключил ученика за опоздания? Кто и когда тебе дал такое право?

- Это был не наш студент. Так, просто мальчик, доставляющий мне почту. И чего ты так завелся, Харви? Что такого особенного в этом Майке? Да, результаты тестов у него впечатляющие, но таких у нас тут полно, но Росс - единственный, кто считает, что за это ему можно простить опоздания и неряшливый внешний вид.

- Ты вообще меня слушаешь, Луис? Я сказал тебе, чтобы ты хоть немного вникал в ситуацию, прежде чем что-то предпринимать. Майк Росс живет в Бруклине и каждый день ездит сюда на велосипеде. Он не всегда успевает на занятия вовремя. И как ты вообще-то мог догадаться по наличию у него стипендии, он не из состоятельной семьи, и просто не может позволить себе такую одежду, которая показалась бы тебе приемлемой. Ты хоть представляешь, как он был напуган после разговора с тобой? Эта стипендия - его единственный шанс, а ты на его глазах якобы исключил студента за опоздание.

- Ну и что, что он такой бедный весь из себя сиротка? Мог бы жить в интернате и не ездить в этот свой Бруклин. Авось и не опаздывал бы. И вообще, зачем он тебе такой сдался?

- А это уже мои дела, Луис. И вот я-то точно не должен перед тобой отчитываться. Но запомни хорошенько: Майк тебе не подчиняется и никаких рычагов давления на него у тебя нет.

- Харви, да что с тобой происходит? Ты что лишился рассудка? Из-за какого-то мальчишки?

- Не знаю, в какие игры ты играешь, Литт, но если ты еще раз приблизишься к Майку Россу, я приду и выбью из тебя всю дурь.

Харви уходит, напоследок громко хлопнув дверью. Луис, все еще пораженный его вспышкой, остается сидеть в одиночестве. И черт его вчера дернул прицепиться к новому ученику школы. Кто же знал, что он под опекой Харви Спектера? То-то ему показалось странным внезапное появление нового имени в списках стипендиатов спустя месяц после начала занятий. Надо было сразу все о нем разузнать, а не ждать целую неделю и начинать знакомство с угроз. Ну, что же. Никогда не поздно все исправить. Тем более, что Майк Росс определенно был примечательной личностью, раз уж Харви так вывела из себя какая-то незначительная мелочь. А если Спектер считает, что может вот так вот врываться к нему и предъявлять необоснованные претензия и угрозы, было бы неплохо иметь компромат на него и его нового протеже. Луис достает свой диктофон.

Примечание к части: Какой-то слишком горячий Харви у меня выходит. Х) Ну, ладно. Как идет, так идет.


Холодное блюдо или Рейчел жаждет сатисфакции

Рейчел всегда знала, что старшая школа будет намного сложнее средней и младшей, но и не думала, что ей будет так же трудно, как остальным. Господи, она всегда была лучшей в параллели и не ожидала, что это когда-нибудь изменится. В конце концов, она и поступила сюда по стипендии, хотя ее отец мог позволить себе учебу в ней не то, что ее одной, а даже хоть десятерых детей. Но Рейчел Зейн не хотела быть должна отцу и сознательно пошла на стипендиальный конкурс. Правда, это привело к неожиданным последствиям. Луис Литт, куратор стипендиатов, сильно ее невзлюбил.

Как оказалось, он откуда-то узнал, что она дочь того самого Зейна, который слыл лучшим адвокатом Нью-Йорка, и решил, что она своим решением лишила кого-то достойного шанса на обучение здесь. Так что ее неофициально приставили нянькой к новичкам, попадающим к ним из других школ. То, что она сама только-только перешла в старшую школу, Луиса не волновало. Она училась в средней школе здесь, и не смотря на то, что средняя и старшая школы были в разных корпусах, она везде должна была ориентироваться, раз уж решила, что достойна стипендии, которая ей по идее и не нужна была. Причем Луис говорил это ей с отвратительной ехидной улыбочкой, прямо напрашивающейся на хороший хук справа.

В общем, ей пришлось привыкать к нескончаемому потоку желторотых новичков, которые день и ночь доставали ее вопросами, но не удосуживались запоминать ее ответы. Так же Рейчел привыкла к тому, что каждый второй ее подопечный считал ее не более чем тупой красоткой, созданной для заботы о них. Таких она осаживала сразу и с огромным удовольствием. Уж чем-чем, а острым язычком Бог ее не обделил. Однако, эта работа все равно отнимала у нее много сил, и она вздохнула с облегчением, когда первый месяц учебы подошел к концу. Ведь это значило, что ей больше не придется бегать за наивными самоуверенными идиотами и отвечать на их бесконечные вопросы.

Так что когда Хари Спектер приводит к ней неизвестно откуда взявшегося новичка, откровенно пялящегося на нее, она еле сдерживает раздраженный вздох. Все-таки Харви - не тот человек, чье терпение надо испытывать. Новичок, представленный, как Майк Росс, отдается ей и президент удаляется. У Рейчел на сегодня запланировано куча дел, так что она быстро ведет Майка по школе. Заметив, что он все еще на нее пялится, она не выдерживает:

- Тебе лучше записывать. Повторять я не буду.

- Что ты думаешь о Харви? - спрашивает в ответ новичок.

- Люди благоговеют перед ним. Они говорят, что он лучший ученик за всю историю школы, но я его плохо знаю.

- А Луис Литт?

- Продолжим обзор, - уходит от ответа Рейчел и продолжает рассказывать Майку об устройстве школы.

- И наконец, твое место в классе, - заканчивает экскурсию Рейчел, показывая Майку на последнюю в крайнем ряду парту.

- Ух ты, - вырывается у Майка, когда он видит, что за место она ему отвела.

- Это тебе в наказание. Ты не записывал.

- Потому что...

- Потому что ты пялился на меня и не слышал ни слова.

Новичок в ответ пересказывает все, что она говорила, а в конце добавляет:

- Я подчиняюсь Харви и Луису Литту. Судя по реакции, мне следует любить Харви, и опасаться Луиса. Еще ты считаешь, что слишком умна для этой работы. И думаешь, что такие, как я, то есть новички, не заслуживают твоего внимания.

- Знаешь, чего никто не любит? Выпендрежа.

-- Ты первая сказала, что я на тебя пялился.

Рейчел игнорирует его и уходит. В глубине души она понимает, что Майк прав, но это бесит ее еще больше. Потом до нее внезапно доходит, как она может использовать не в меру умного новичка, судя по всему близкого к Харви Спектеру. Пожалуй, ей стоит сказать пару слов о новичке Луису. Не зря же тот так разорялся на тему выделения стипендий только достойным. Посмотрим, как его устроит такой стипендиат.

Примечание к части: Да-да, коварная Рейчел. :) Как вы могли понять, это самый первый день Майка, то есть по хронологии эта часть раньше предыдущей. Но мне кажется, что ей тут самое место.:) Плюс, я всех предупреждала о возможном и очень вероятном хаосе в порядке выкладки.


Бестолковый щеночек или Донна делает исключение

Донна Полсен не зря считалась самой могущественной девушкой самой престижной школы Нью-Йорка. И дело было не в том, что она была правой рукой всеми обожаемого Харви Спектера. Скорее, это Харви Спектер был всеми любим за то, что его правой рукой была сама Донна Полсен. А если серьезно, не было никого в школе, кто не знал бы ее имя и не чувствовал перед ним благоговения. Ведь как она сама когда-то сказала: "Донна - одновременно и имя, и титул". И это было вызвано не тем, что все боялись ее нечеловеческой проницательности и осведомленности обо всем, что происходит в стенах и за пределами школы. Хотя кого тут обманывать? Все было именно из-за этого. Донне обычно хватало одного взгляда, чтобы понять, что за человек перед ней. И не дай бог ему оказаться придурком или мудаком. Донна могла уничтожить человека одним предложением или вскользь брошенным неодобрительным взглядом.

Донну не проймешь милыми глазами или ласковыми словами. Ее вообще сложно назвать сентиментальной или чувствительной. Единственным человеком, обладающим ее полным доверием и безусловной верностью, остается Харви Спектер. Окружающие уже несколько лет строят предположения о природе их взаимоотношений, не добиваясь ничего значительного на этом поприще, но все всегда сходятся в том, что они безусловно стоят друг друга. Умный, самоуверенный и безумно обаятельный Харви. Хитрая, проницательная, не менее самоуверенная и обаятельная Донна. Многие подозревают, что между ними есть что-то помимо дружбы, но никто не знает правду. А правда состоит в том, что они всегда дружили, а потом как-то решили попробовать не просто дружить. Однако, один раз поцеловавшись, они поняли, что не хотят терять такую дружбу, и быстро передумали. Харви вернулся к своим мимолетным интрижкам, а Донна начала встречаться со Стивом, с которым, правда, рассталась пару месяцев спустя.

В общем, Донна прекрасна и непреклонна. Она помогает всем, но заботится только о Харви, который отвечает ей тем же. Она всегда все обо всех знает. Она вечно занята и никогда не нуждается ни в чьей помощи. Донна готова удавить за Харви, и всегда на его стороне в любом споре. Тем не менее, наедине она всегда говорит ему правду и не стесняется вправлять ему мозги, когда он перегибает палку. И она никогда, слышите, никогда не убирает за Харви. У того за спиной шлейф разбитых сердец и растоптанных надежд. И со всеми ними он разбирается сам. Донна не нанималась его секретаршей и не обязана защищать его от последствий его решений.

Тем не менее, даже она не может устоять перед милыми голубыми глазками Майка Росса и его наивной невинной улыбкой. В первый раз, услышав его историю, она говорит Харви, что тот целиком и полностью сам в ответе за милого щеночка. Что вот она, Донна, не будет кормить, выгуливать, наказывать или утешать его мальчишку. Однако, уже спустя две недели она обнаруживает себя стоящей с пакетом еды в почти пустой библиотеке. Харви опять задал Майку огромное задание, и Майк опять ничего весь день не ел. Откуда Донна это знает? Если забыть о том, что она Донна, и поискать другую причину, можно понять, что она за ним просто напросто следит. На следующий день Майк приносит ей обезжиренный несладкий латте, сливки и сахар из ее любимой кофейни, которая вроде не находится на обычном маршруте Майка. Она улыбается и благодарит Росса, а потом уничтожающе смотрит на заливающегося смехом Харви.

В конце концов, у всех правил бывают исключения, а Донна всегда мечтала о щенке.

Примечание к части: Что-то меня несет. Пожалуй, два других готовых драббла я оставлю на потом, все равно они касаются более поздних событий.


Хорошая мина или Харви совсем не ревнует

Харви обожает выигрывать. Пожалуй, он любит это больше всего на свете. Ведь и правда - что может сравниться с триумфом победы? Тот же секс - тоже своего рода победа. Победа мужчины над женщиной или мужчины над мужчиной - какая разница, если у Харви было и то, и другое. Иногда это победа женщины, но конкретно Харви побеждала только Скотти. И то, они скорее заканчивали ничьей. В общем, если вернуться к первоначальной теме, Харви любит побеждать.

И именно желание побеждать толкает его на большинство поступков. Шефство над Майком - яркий тому пример. И Харви ни за что не согласится с тем, что среди мотивов его решения было и сочувствие, и симпатия, и искреннее желание помочь. Харви до конца будет настаивать на версии, в которой есть место только жажде побед и эгоизму.

Харви вообще хорош в отрицании. Например, он действительно уверен, что стал президентом школы не для того, чтобы сделать ее лучше, а просто чтобы победить. В бейсбол он играет не ради удовольствия от процесса, а ради победных результатов. Также Харви свято верит в то, что переехал в общежитие для экономии времени, а не потому что не хотел видеть ссоры родителей.

И естественно, конечно же, неприятное чувство в груди, появляющееся каждый раз, когда он видит Майка вместе с Рейчел, связано только с тем, что Майк тратит время на ерунду, хотя мог бы работать для их с Харви побед.

- Харви, не забывай моргать, - с улыбкой говорит ему Донна, когда он в очередной раз пялится на то, как Майк обхаживает Рейчел. - Ты же не хочешь проделать в ней дыру.

- О чем ты, Донна? Я ни на кого не смотрел и дыру ни в ком проделывать не собирался.

- Ну, да. Ну, да. А меня зовут не Донна и я иногда ошибаюсь.

- Что за чушь ты несешь?

- Ой, извини, я то думала, что это игра такая. Ты говоришь мне неправду, а потом я тебе ее говорю. То-то мне правила ерундовыми показались.

- Сарказм тебе не к лицу, Донна.

- О, так мы еще не закончили эту странную игру? Чтож, тогда моя очередь, и я скажу следующее - ты вовсе не ревнуешь Майка к Рейчел.

- Я? Ревную? - смеется Харви. - Да мне плевать. Пусть занимается с кем-угодно чем только его душа пожелает, но не в рабочее же время.

- Эм, Харви. Ты же понимаешь, что Майк на самом деле не твой подчиненный, а ты никому из нас зарплату не платишь? И вообще, меня утомил этот странный диалог, так что я пойду. А ты перестань сверлить бедную девочку взглядом. Все равно твой Майк никуда от тебя не денется. Щенки, если ты не знал, очень верные животные.

Донна удаляется, напоследок чмокнув Харви в щеку. Майк тут же отвлекается от разговора с Зейн, и идет к нему. Естественно, Харви ни чуточки не благодарен Полсен за это. Разве что самую малость. И то, только потому что Майк вернулся к делам.


Неожиданные неизбежности или Донна всегда права

- И как же наш блистательный Харви Спектер терпит этого мальчишку? - восклицает Луис, восхищенный наглостью Майка Росса, с жаром спорящего с нежелающим признавать свои ошибки Харви. - Спорим на двадцатку, Спектер когда-нибудь его придушит.

- Скорее трахнет, - говорит Донна, протягивая руку для закрепления спора.



- Как ты узнала? - спрашивает Литт, протягивая Полсен купюру.

- Я всегда все знаю. Но о чем конкретно ты сейчас говоришь? - не поднимая головы от книги по психологии, уточняет рыжая, тем не менее, забирая деньги и засовывая их куда-то в район декольте.

- Так ты еще ничего не знаешь? - возмущается Луис. - Возвращай тогда деньги.

- Во-первых, как я уже сказала, я знаю все. Во-вторых, деньги я уже взяла и возвращать их не собираюсь, ибо уверена в том, что заслужила их честно, - ухмыляется Донна и продолжает. - И в третьих, повторяю, о чем именно я узнала?

- Ну, о том, что эти двое... - Луис внезапно запинается и краснеет. - Что эти... В общем, как ты узнала, что Харви и его щенок, ну, эм... Короче, ты поняла, о чем я.

- Эм, ну, эм... - передразнивает парня Донна. - Говори, что именно делают Харви и Майк, и уже тогда я скажу или нет, откуда это узнала. А то мало ли чем они там могут заниматься, - вдруг Донна осекается, выпучивает глаза и полностью разворачивается к Луису. - Боже мой! Это, наконец, произошло? Когда и где? И как ты вообще это узнал?

- Значит, ты и вправду не знала, - торжествующе улыбается Луис. - Надо же. Великая всевидящая Донна Полсен и вдруг чего-то не знает.

- Луис, кончай нарываться, - угрожающе говорит Донна, вставая со стула и надвигаясь на отшатнувшегося Литта. - Что конкретно и когда ты увидел?

- Ну уж нет. Сперва я наслажусь сполна тем, что узнал что-то раньше тебя.

- Луис Марлоу Литт, или ты сейчас же говоришь мне всю правду, или я отправляю твои фотки в плавках со Спанч Бобом в редакцию школьной газеты.

- Донна! - в ужасе вскрикивает парень. - Ты ведь обещала никогда больше не поднимать эту тему!

- Я жду еще три секунды, Луис, - скучающе тянет Донна.

- Все-все, успокойся. Харви и Майк целовались в кабинете химии пять минут назад. Я вернулся за забытой книгой и случайно их увидел, - Луис с беспокойством смотрит на застывшую Донну. - Теперь ты довольна?

- Целовались? Ты тянул столько времени, чтобы сказать мне о том, что Харви и Майк всего лишь целовались? - отмирает Донна и тут же начинает смеяться. - Луис, ты что совсем слепой или месяц из подвала не вылезал? Целовались, блин. Надо срочно позвонить Рейчел. А я-то думала, что Харви наконец уломал Майка на... - Донна начинает аж заикаться от смеха. - Целовались. Может ты мне еще о том, что динозавры вымерли, расскажешь?

- Я не понимаю, - говорит недоумевающий Луис. - Так ты знала о том, что Харви с Майком, ну, эм, встречаются?

- Повторяю в последний раз: я знаю все. А это уж подавно. Вообще говоря, о том, что мальчишки встречаются, не знают уже только слепые и глухие, ну, и ты.

- Так что же ты раньше за двадцаткой не пришла? Ой, - запинается Луис и опять краснеет. - Мы ведь спорили на то, что они либо убьют друг друга или ну, эмм...

- Трахнутся, - выдает Донна и заходится в новом приступе смеха, глядя на еще более покрасневшего парня. - Господи, Луис, отдышись. Ты не должен так стесняться. Мы же уже взрослые. Неужели, это неправда, что вы с Шейлой уже...

- Донна, замолчи. Тебя не касаются мои взаимоотношения с Шейлой. И вообще, мне пора идти. Кстати, возвращай деньги, раз уж Харви еще... эм... не уломал Майка.

- Ну, уж нет, Луис. Ты потратил десять минут моего времени на пустую болтовню, а эта двадцатка не покроет даже минуты. Плюс, я уверена, что на днях все равно получу ее обратно. Так что обломись и пока, Луис.

Примечание к части: Донна восхитительна.^_^ И да, эта часть касается чуть более поздних событий. Ну да ладно. В топку строгий хронологический порядок. Нынче моя муза просто пирует.


Вместо эпилога или Люблю тебя, придурок

- Когда ты уедешь в Гарвард, я умру от скуки и недотраха. Ты уверен, что меня туда не возьмут? - ноет Майк, лежа в кровати и смотря на только что вышедшего из душа Харви . - Я как-никак могу сдать все их тесты даже без этих двух классов.

- Майк, ты у меня, конечно, умница и все такое, но школьный диплом обязателен при поступлении на лучший юридический факультет страны. И брось, ты ведь на самом деле не хочешь пропускать последние годы в школе, - Харви бросает мокрое полотенце на спинку стула и садится на краешек постели и взлохмачивает волосы на макушке возлюбленного. - Всего-то два годика и ты снова будешь учиться вместе со мной.

- Два года, Харви! Это как целая вечность в этом рассаднике надутых индюков. Особенно теперь, когда вы с Донной уедете. Мне вообще не с кем будет поговорить. Вряд ли Рейчел сможет меня развлечь. Господи, я точно умру от скуки. И как я буду обходиться без регулярного секса? Ты меня испортил, Харви. Ты меня испортил, а теперь бросаешь на произвол судьбы, уезжая в свой дурацкий Гарвард.

- Наш дурацкий Гарвард, - поправляет с улыбкой Харви. - И, детка, это всего лишь сто восемьдесят девять миль*. Двадцать три минуты на самолете или три с половиной часа на машине, а на моей получится и вовсе лишь чуть больше двух.

- Дело не в расстоянии, Харви! И я ведь просил тебя не называть меня так.

- А прошлой ночью ты был не против, - ухмыльнулся Харви, оглаживая взглядом соблазнительную задницу, обтянутую лишь тонкой простыней.

- Господи, я встречаюсь с придурком, - Майк театрально вздохнул и уткнулся в подушку.

- И тебе это нравится, - мурлыкнул Харви, отбрасывая ткань и прижимаясь к обнаженному телу парня. - Моя сладкая детка.

- Эм, Харви, ты уверен, что мы успеем? - говорит пару минут спустя покрасневший Майк со сбитым от поцелуев дыханием. - Сегодня как-никак твой выпускной вечер и тебе нужно еще раз проверить, как дела с организацией.

- Ошибаешься, это ведь ты у нас новый президент школы. И это тебе поручили все организовать.

- Ладно. Харви, ты уверен, что мы успеем? Сегодня как-никак твой выпускной вечер и мне нужно еще раз проверить, как там дела с организацией.

- Не нужно. Донна обещала все сделать, а Рейчел вызвалась ей помочь. Так что у нас в запасе еще целый день.

- А с чего бы Донне это делать? Ты обещал отдать ей нашего первенца?

- Во-первых, Донна - не ведьма из сказки о Рапунцель и не Румпельштильцхен. Во-вторых, ты правда уже думаешь о наших детях? Мне стоит начать беспокоиться о твоей беременности? - смеется Харви.

- Боже, за что мне это? - еще раз вздыхает Майк. - Я передумал. Может катиться в свой Гарвард хоть завтра. Пожалуй, я как-нибудь переживу отсутствие тебя и твоих дурацких шуточек.

- Ну, детка, не злись, - Харви начинает покрывать шею Майка поцелуями. - Донна должна мне за то, что я ее спас от провала по химии, а Рейчел просто любит всем помогать. И знаешь, давай займемся чем-то более полезным, чем разговоры. Например, зачатием нашего первенца.

Дальнейшее тонет в возмущенных криках, смехе и последовавших за ними звуках поцелуев и жарких стонах.

*189 миль - примерно 304 км

Примечание к части: Самое забавное, что этот драббл я дописала раньше всех. Но, пожалуй, подожду с выкладкой до того момента, когда действительно наступит время для эпилога. Ну, или не подожду. В любом случае, это, наверное, не эпилог. Скорее, просто затравка.:) Ибо Харви Спектер и Майк Росс восхитительны и я никогда не перестану о них писать. Воть. Люблю всех, но особенно тех, кто оставляет отзывы. На сегодня, пожалуй, все.

@темы: Suits, Fanfiction